galinam (galinam) wrote,
galinam
galinam

Category:

Учителя. Мемуары в комментах

По праздникам в коммуналках нашего Рабочего поселка - так до сих пор называется железнодорожная станция Белорусского направления - шли подносы с пирогами да блинами для своих и чужих от каждой хозяйки и вся улица веселилась.

Хорошее было время, даром что послевоенное, голодное. В бараках, построенных еще до войны, жили рабочие военного завода, известного в пору нашего детства как " почтовый ящик", а позднее - "ВИЛС".

Рабочий 4

Рабочий 2

Рабочий 7


Рабочий 12 — копия


Веселились и в дни зарплаты. Папа приносил огромный кулек с конфетами! Кулек был из плотной бумаги. "Мишка на севере", "А ну-ка отними!", "Красная шапочка", "Кара-кум"... Всеобщее веселье постепенно перерастало в пьяное буйство и безудержные драки...
Вот после драк, мата, побоев, скандалов на коммунальной кухне, всех этих керосинок и примусов мы шли в школу. И ведь там нас учили и научили!
школа 749 - 1

20200424_161048


20200424_145759


Нашей школе уже за 50. Директором ее был историк Бикеев Иван Фёдорович. Светлая личность! Это он собрал потрясающий коллектив учителей, которых всю жизнь с одноклассниками мы вспоминаем добрым словом.
IMG_20200424_163313 (1)


Рядом со школой построили летний кинотеатр "Ландыш"...
32B.-Kunczevo.-Partizanskaya-13.-kinoteatr-Landysh.-1968-1970


Уроки географии были испытанием для всех: из окон кабинета был виден кинотеатр! Если окно приоткрыто, то капец географии: из кинотеатра такие звуки! Тут тебе и "Фантомас", и "Анжелика - маркиза ангелов", короче, вместо географии Жан Маре, Луи Де Фюнес, Милен Демонжо, Жак Динам, Мишель Мерсье - мысленно мы были там и ни слова об экономике страны не воспринимали... Как-то не удержались и всем классом слиняли в кинотеатр вместо урока. Ах, с каким удовольствием тогда смотрели мы французские комедии! В кинотеатре вход располагался с одной стороны, выход - с другой...
Кончился сеанс, открыли двери на выход: стоит наш дорогой Иван Федорович. Ничего не говорит, только мы, понурые, выходим и по очереди сдаем ему наши дневники.

У учительницы физики Натальи Константиновны была одна особенность: когда кто-то отвечал неправильно, она восклицала "То есть?" Например,
- Электрод заряжен положительно!
- То есть?
- То есть, отрицательно!
Человеком она была робким, но увлеченным. Никогда не забуду, как после ее уроков ребята испортили проводку в школе. Учились мы во вторую смену - стало темно, и уроки отменили. Виноватых исключили на неделю из школы, и только Наталья Константиновна была счастлива:"Научила! Научила!" Никогда она не отбирала у нас мыльницы-радиоприемники, собранные мальчишками, когда пошло это повальное увлечение.

20200424_161133


Когда пахнет блинами, я все время вспоминаю свою учительницу химии Веру Степановну Рудакову. Она пришла работать в школу с производства еще во время войны и учила нас на совесть. Высокая, стройная, по-военному подтянутая, в неизменной пуховой накидке, она была очень строгой и, как нам казалось тогда, никого не знала по именам. Сидишь, бывало, и думаешь: " Ни за что голову не подниму!" Отвлечешься, бдительность потеряешь... - и тут же: " Ты, девочка, к доске! Ты, мальчик, к доске!"... Еще она заметно якала. Когда звенел звонок, строго произносила: "Не слыштя!" Тем не менее мы ее уважали и химию знали.
На уроках её было интересно. Еще интереснее - на факультативе по химии, который проходил после уроков, когда по школе гулко отдавались шаги сторожихи, живущей при школе.
Как-то пришли мы на факультатив с приятелем вдвоем и взорвали дорогущий нефтеперегонный аппарат - решили починить его без спроса, хотя, уходя, Вера Степановна оставила нам ключи, попросила прибрать за собой и строго-настрого запретила прикасаться к неисправному прибору. Но нам уже было не до реакции "серебряного зеркала"!
- Починим?
- Починим! - И рвануло!
Загорелись передние парты, доска, досталось и нам с приятелем. К счастью, с возгоранием мы справились довольно быстро. Потом я помчалась домой за черной нитрокраской, и мы, предупредив сторожиху, всю ночь делали ремонт. К утру краска почти высохла, но кое-где еще прилипала к ладоням, а первым уроком была химия! Класс стоял в маленьком закутке перед актовым залом - кабинет химии был на пятом этаже. Я держала в руках ключ. Напряжение было страшное - все переживали и ждали, что скажет Вера Степановна.
Вера Степановна произнесла только: "Ты, девочка, и ты, мальчик, единица!"- и продолжала спокойно вести урок.

И вот как-то на Масленицу случилось непредвиденное: Вера Степановна решила устроить нам праздник. Она вынесла из лаборантской большую кастрюлю. В ней оказалось тесто для блинов!
- Сейчас мы продолжим наши опыты и будем печь блины, - сообщила Вера Степановна улыбаясь.- Горелки у нас есть, сковородки и тесто тоже! Масленица, ребята!
Мы дружно заработали: накрыли стол, разобрали сковородки и принялись печь. И вот тут... на самом интересном месте... свет в школе погас. А дальше ... Жители соседнего дома решили, что в кабинете химии пожар: вся школа без света, а на пятом этаже непонятные всполохи. Проявив бдительность, они позвонили в 01...
Меж тем мы, ничего не подозревая, продолжали печь блины на газовых горелках при свечах...
Отвлек нас от этого занятия лишь тревожный вой сирены, а потом было еще занятнее: пожарные, даже не пытаясь зайти через дверь, почему-то сразу развернули лестницу и запустили по ней самого смелого тушить пожар на пятом этаже...
Ароматная стопка уже возвышалась на блюде, когда герой достиг четвертого этажа. Вера Степановна скомандовала:
- Ты, мальчик, открыть окно! Девочки, чай на стол! Свечи повыше! - а сама схватила блюдо с блинами, поддерживая все это вышитым полотенцем, - хлеб-соль да и только! - И к окну.
Когда запыхавшийся пожарный оказался на уровне пятого этажа, окно распахнулось, в этот момент дали свет - перед едва не упавшим с лестницы человеком стояла улыбающаяся Вера Степановна с блинами. Немая сцена, и голос Веры Степановны:
- С Широкой Масленицей Вас!

Он ушел, захватив угощение для всей команды. Почему-то даже не рассердился. Только и сказал на прощание:" Повезло вам с учителем!"

Прошло несколько лет. В 1974 году мне вручили диплом об окончании МГПИ им. Ленина. В театре им. Моссовета впервые решили организовать "посвящение в молодые учителя." Пришла я в театр и первой, кого встретила, была моя учительница литературы Любовь Васильевна Емельянова-Бакланова.( Когда я поступала в институт, она единственная отговаривала: "Галя! Не ходи на филфак - там тетради!" Но именно туда я и пошла.) На тот момент она возглавляла райком профсоюзов в Кунцевском районном отделе народного образования. "Галя, добрые слова старым учителям произносить тебе!"- сказала она, и Галя вышла на сцену и произнесла...
В пятнадцатом ряду партера свечкой поднялась Вера Степановна - зал сразу затих, как на уроке. Но после ее слов:" А она у меня нефтеперегонный аппарат взорвала!"- раздался такой хохот, что он еще долго отзывался эхом, когда я приходила устраиваться на работу. "Если не ошибаюсь, это вы взорвали прибор?" - подразумевалось: "И без того шалопаев хватает!" И когда раздался телефонный звонок маленького сына: "Мама! Я уже все потушил!",- это был тоже привет из детства.

Через много лет мы встретились с Верой Степановной и она пригласила меня к себе на блины. Была Масленица. Стены ее комнаты украшали фотографии всех, кого она учила. Она знала каждого по имени.

А вы вспоминаете своих учителей?

IMG_20200427_011445


Источник:
Фотографии Рабочего поселка взяты на сайте pastvu.com «PastVu» — ретро-фотографии стран и городов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments